Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное




 

Илья Петрович Суслов

(род. 1933)

      Илья Суслов, журналист, писатель-сатирик и редактор, живет в Вашингтоне. В начале шестидемятых годов работал в Москве, в редакции журнала "Юность", а затем, с 1967 по 1973 год, редактировал знаменитый "Клуб 12 стульев" "Литературной газеты".
      В 1974 году эмигрировал в США. Работал грузчиком, работал в типографии, продавцом в магазине, переводчиком фирмы, диктором на радио, редактором в журнале.
      В Америке выпустил книги: "Прошлогодний снег" (1979), "Рассказы о товарище Сталине и других товарищах" (1981), "Выход к морю" (1982).
      "Безусловным достижением Суслова стал его лирический герой, — писал рецензент в газете "Новое Русское Слово". — По своей психологии это типичный интеллигентный москвич — временами бойкий, временами подавленный и растерянный, соединяющий в себе умение лавировать и приспосабливаться с рискованным остроумием, стихийным благородством и готовностью постоять за себя и друзей". С этим героем читатель встретится и в новом [1986] сборнике рассказов и очерков популярного писателя.
      В разделе "Мои автографы" — галерея портретов известных писателей, чьи книги с дарственными надписями Суслов привез с собой в Америку: С.Маршака, Ф.Искандера, К.Чуковского, Б.Блантера, Г.Горина, В.Аксенова, Е.Евтушенко, В.Розова, В.Катаева, и др.
      (Из аннотации к изданию "Мои автографы")

    Творения: (публикуются с разрешения автора)

    Книга "Мои автографы" (629 kb) — прислал Давид Титиевский

    Содержание:

    ШПИОН НИКОДИМОВ И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ

    Шпион Никодимов
    Плюралист Франек
    БРИЗ VS. ОВИР
    Бедные родственники
    Миссис Берковиц
    Жмых
    Буська
    По дороге в Барнаул
    Шейгиц
    Чашка кофе
    Вишня
    Моя полиция
    Клиент
    Пуэрто-риканский этюд
    Тили-тили-тесто…
    Кто?
    Двести лет
    Марьина роща
    Папины часы
    Пожар
    Иметь и уметь
    Потери
    Реклама
    Гроб с музыкой
    Мастер Милованов
    Папина победа
    Юрочка

    МОИ АВТОГРАФЫ

    Мои автографы
    Шестьдесят шестой сонет
    "Орало радио на площадях..."
    Нервы
    Площадь круга
    Стишок о демократии
    "Отдайте это им обратно!.."
    Осеннее
    До свидания, мальчики
    Мабукин
    Дантес
    Выговор
    "Лестница"
    Виза
    Ночной звонок
    Снимается кино
    Два часа
    Копчик
    Юбилейное
    Тени забитых предков

    ЭССЕ, ОЧЕРКИ, РЕЦЕНЗИИ

    Кто же остался в лавочке?
    Эссе о цензуре
    Эссе о бутылке
    И битвы, где вместе
    В эфир
    После концерта
    Моя Олимпиада — 84
    Случай?
    Читая Евтушенко
    "Стена"
    "Скоки"
    Русские таки здесь

    КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ

    Фрагмент из книги "Мои автографы":

          И, конечно, Валентин Катаев... Я пришел в журнал "Юность" в тот день, когда Валентин Петрович из него ушел, мне не пришлось с ним работать. Но меня всегда тянуло к нему. Я понимал, как талантлив Катаев, я понимал, что он — задушенный мастер. Но он всегда был литературным метром. Счастливцы Ильф и Петров! Над ними всегда высился Катаев. Мало того, что он подсказал им сюжет "Двенадцати стульев", он еще прошелся по их рукописи рукой мастера! Перечитайте его ранние рассказы, они сияют до сих пор! А чистота его интонаций в "Белеет парус..."! А как благороден, страшен, возвышен его маленький рассказ "Отче наш", написанный во время войны! С одним этим рассказом он бы остался в русской литературе! Но, по-моему, Валентин Катаев так испугался советской власти, так проникся ощущением смертельной опасности, от нее исходящей, что на пятьдесят лет остановил свое перо. Мастера сменил прислужник. Я даже не могу упоминать тех вещей, которые написал этот, испугавшийся, Катаев. И вдруг — о чудо! — что-то случилось в душе его, и на стол к изумленному читателю попали "Святой колодец", "Алмазный мой венец", "Уже написан Вертер". Катаев показал всем, и прежде всего себе, какой он прозаик! Последний могикан серебряного века русской литературы, выплеснутой революцией и сожранный ею же, он с наслаждением старика, которому уже нечего бояться, дал волю своему воображению и подарил нам золотые россыпи настоящей катаевской прозы. К этим книгам многие относятся плохо, считают Катаева литературным неудачником, всю жизнь завидовавшим Ивану Бунину, бросавшим комья грязи вслед своим современникам, ушедшим из жизни — Олеше, Маяковскому, Зощенко, Пастернаку, Асееву, Есенину... Говорят, что он в "Вертере" позволяет себе антисемитские выпады, сваливая большевистский террор первых лет революции на евреев, дорвавшихся до власти. Наверное, они правы, эти критики. Меня же интересует то, как написаны эти вещи. На фоне умершей русской прозы последние книги Катаева кажутся мне памятником русскому языку. Да, Катаев пишет о т р а в л е н н у ю прозу, но ведь это проза! Кого можно поставить сегодня рядом с ним? У него были все задатки великого писателя и, кто знает, может быть, в его столе лежит вещь, которой суждено будет возвести Катаева в ранг великих, если только прошлый страх не задушит это произведение до того, как оно выльется на бумагу.


    Ссылки:

    Воспоминания "Красная Кавалерия" на сайте "Большой Вашингтон"
    Воспоминания "И битвы, где вместе..." в журнале "Спектр"

    Страничка создана 28 мая 2005.

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005.
MSIECP 800x600, 1024x768